Отвязный законопроект: бензин должен стоить копейки

Отвязный законопроект: бензин должен стоить копейки

С «мировыми ценами», необходимость следования которым на внутреннем рынке ещё недавно обосновывали почти все ведущие российские «экономисты», вроде как собираются покончить.

Госдума приняла в первом чтении законопроект № 409891−8 «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите конкуренции“ (в части уточнения отдельных правовых норм антимонопольного законодательства)». Его суть, в общем-то, не в монополизме, а в отвязке российских цен от так называемых мировых.

«Законопроектом предлагается внести изменения в Закон о защите конкуренции, предусматривающие независимость внутренних цен и отвязку от показателей биржевых и (или) внебиржевых индикаторов цен на мировых товарных рынках в целях стабилизации цен на товарных рынках путем эффективного выявления и пресечения монопольно высоких цен на товары и приведения антимонопольного регулирования с учетом изменившейся конъюнктурой товарных рынков.

В настоящее время цены на внутренних товарных рынках Российской Федерации зачастую основываются на индикаторах, сложившихся на зарубежных рынках, без учета экономической ситуации на внутреннем рынке. При этом может складываться ситуация, когда рост цен на определенную продукцию не обоснован какими-либо иными факторами, за исключением повышения общемировых цен, что не должно отражаться на внутреннем ценообразовании в отношении продукции отечественного производства.

В результате на ряд товаров внутри страны могут быть установлены цены, которые не учитывают баланс спроса и предложения, а также возможности внутреннего потребителя, что приводит к необоснованному подорожанию продукции взаимосвязанных отраслей и снижению покупательской способности внутри страны. Указанные изменения будут способствовать обеспечению приоритета интересов российских потребителей вне зависимости от волатильности цен на иностранных биржах, зарегистрированных в недружественных странах", — говорится в пояснительной записке к документу.

В переводе с чиновничьего на русский: цены товарных бирж в недружественных странах нам теперь не указ, так как они не имеют никакого отношения к российским реалиям. У нас должна быть своя стоимость любого товара, обоснованная местным балансом спроса и предложения.

Возразить — на удивление — нечего, фактически каждая буква тут верна. В любой стране мира имеется свой масштаб внутренних цен. И с той стоимостью товаров, которые оттуда экспортируются, они зачастую не имеют ничего общего.

Например, в Иране литр бензина стоит в переводе на наши дензнаки 2 руб. 60 коп., в Венесуэле — 3 руб. 20 коп., в Кувейте — 31 руб. 30 копеек. Литр дизтоплива в этих же государствах — соответственно 52 коп., 38 коп. и 34 рубля. При этом все означенные государства продают в Евросоюз, США и другие страны нефть и нефтепродукты по ценам намного выше. По так называемым «биржевым» или «мировым». Которые болтаются как ромашка в проруби.

«Цены на нефть находятся вблизи долгосрочных значений середины цикла. Однако история показывает, что цены редко задерживаются на среднем долгосрочном уровне, и относительно скоро можно ожидать ралли до $110 за баррель или коррекции до $50 за баррель», — прогнозирует аналитик «БКС Мир инвестиций» Смит Рональд.

Серьёзная аналитика, мощная — просто деваться некуда. Судя по всему, большая часть экспертов всяких инвестиционных компаний просто не понимает механизмов ценообразования на мировых товарных биржах. А они крайне просты. 99% контрактов, которые там торгуются, самый настоящий «воздух» — производные инструменты и производные от производных, поставку товаров они в принципе не предусматривают. Однако именно эти спекулятивные бумажки и формируют цену той же нефти или металлов. Причём будут они расти или падать, зависит от того, сколько денег есть на бирже.

Нет в торговой системе средств — всё падает. Появились — начался рост. Количество денег регулирует «печатная машинка по выпуску долларов» — Федеральная резервная система США, частный Центробанк (не путать с нашим!). Который в интересах своих владельцев жонглирует ценами на сырьё так, как им это выгодно. Устраивает всякие биржевые кризисы и прочие катаклизмы, разоряя всевозможных инвесторов. И продвигает мировую политику в интересах Америки.

Собственно, это и есть те самые «биржевые цены». А «невидимая рука рынка», которая, якобы, что-то там регулирует, существует только в воспалённом воображении безграмотных менеджеров-аналитиков.

Рост стоимости нефти с $50 до $100 за баррель или падение с $100 до $50 вовсе не означает, что спрос вырос или упал в полтора-два раза. Потребление сырья в мировой экономике довольно стабильно, подобных скачков не наблюдается. В ответ на такие простые доводы «либеральные» псевдоэкономисты обычно вместо аргументации переходят на прямые оскорбления, потому что крыть нечем.

Кстати, в своих аналитических «нетленках» эти знатоки почему-то всегда используют самые высокие цены и никак не соотносят их с зарплатами. А стоит немного посчитать, и получается, что в РФ — ведущей нефтедобывающей стране мира — самый дорогой бензин на планете.

Масштаб цен в любой стране мира регулируют местные власти, причём максимально жёстко, США тут — не исключение. Та же стоимость ГСМ там формирует отнюдь не «невидимая рука рынка». Де-юре в США нет специального ведомства, который регулирует нефтегазовую отрасль, но де-факто федеральное правительство имеет серьёзные рычаги давления. Например, в составе комитета по энергетике и торговле Палаты представителей конгресса есть подкомитет по надзору и расследованиям. Который регулярно наводит порядок на АЗС. И цены на заправках Штатах отнюдь не «мировые» — в Европе топливо почему-то намного дороже.

Всё это была, по большей части, теория, а теперь рассмотрим российскую практику. В том числе законотворческую.

«В принципе, по многим товарам у нас уже созданы механизмы, отвязывающие внутренние цены от внешних. В частности, цены на топливо — самый яркий пример. Есть специальные механизмы, которые делают так, что топливо не сильно меняется в цене и не растет так сильно при росте мировых цен. Как мы видим, в этом году используются и более жесткие механизмы, в частности запрет на экспорт некоторых видов топлива для того, чтоб стабилизировать внутренние цены», — говорит доцент кафедры экономической политики и экономических измерений ГУУ Максим Чирков.

Так-то оно так, да не совсем — разницу с самыми высокими «мировыми» ценами на нефтепродукты компаниям доплачивают из госбюджета. Называется этот грабительский механизм «топливный демпфер», за 2023 г. из казны в частные компании таким образом ушло более 3 трлн рублей.

31 июля президент Владимир Путин подписал закон о снижении топливного демпфера на 50% с 1 сентября 2023-го и до самого конца 2026 года. Документ был опубликован на официальном портале правовой информации, однако сейчас там его нет. Так как в сентябре прошлого года, в самый разгар полевых работ, в ответ на этот закон нефтяники устроили дефицит ГСМ, и власти вынуждены были пойти на попятную. Закон отменили — не было такого!

Положим, означенный выше законопроект об отмене в РФ «мировых цен» станет законом, глава государства его подпишет. Но тогда автоматически придётся отменить и «демпфер», целиком! Так как это «цены на иностранных биржах, зарегистрированных в недружественных странах». В дружественных всё иначе. Можно переориентировать «демпфер» на цены топлива в Иране и выставить нефтяникам счёт на триллионы рублей. Всё вроде как логично. По новому закону!

Как думаете, что за этим последует? События осени 2023-го покажутся нам лёгким дуновением ветерка по сравнению с той бурей, которая разразится. На АЗС тут же исчезнет всё топливо, а власти будут выражать «глубокую озабоченность». И, в итоге, закон тоже куда-то испарится с портала правовой информации.

Впрочем, скорее всего, он туда и не попадёт — сейчас, перед выборами, можно принимать в первом чтении любые законы. Ведь народ надо обнадёжить. А второго и третьего чтения, возможно, просто не будет, всё более чем банально.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *